Каравичев Василий Федорович

 
 
 ( 1922 - 2009 )
 
Василий Федорович родился 15 мая 1922 года в с.Отхожем Ржаксинского района Тамбовской области.
 В 1938 году окончил семь классов, поступил учиться в Тамбовское педагогическое училище.
 В декабре 1941 года был призван в ряды Советской Армии.
 С января  1942 года по май 1945 года  участвовал в боях в составе войск действующей армии на фронтах Великой Отечественной войны. Три раза был ранен.
 После войны медицинской комиссией был признан инвалидом  2 группы.
 Закончил педучилище и поступил в Тамбовский педагогический институт, который закончил в 1950 году.
 С 1950 - 1953 гг работал директором школы № 1 г.Кирсанова
 С 1953 -  1959 гг.- завуч школы № 53(85) ст.Кирсанов Московско-Рязанской железной дороги.
 С 1959 -1982 гг. -директор школы № 85 ст.Кирсанов Юго-Восточной железной дороги.
 Каравичев Василий Федорович награжден:
 орденами:
   «Красной звезды»,
   «Трудового Красного Знамени».
 медалями:
   «За доблестный труд» в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина»,
 -знаком «Отличник социалистического соревнования железнодорожного транспорта»,
 -присвоено звание « Заслуженный учитель школы  РСФСР».
 Принимал активное участие в общественной жизни города. 
 
 
ЧЕЛОВЕК НЕЛЕГКОЙ СУДЬБЫ
О тех, кто рядом с нами
Статистика свидетельствует: из каждых ста ветеранов Великой Отечественной войны (1922-23 гг. рождения) в живых осталось только трое. И все они живут за себя, за тех, кто не вернулся с полей сражений, и за тех, кто, дожив до Победы, давно, а может быть и недавно, ушел в мир иной. Сколько событий, радостных, горьких, счастливых, печальных, хранит их память! Из них складывается история их жизни и страны в целом.
    Василий Федорович Каравичев - один из тех трех, он, слава Богу, живет в здравствует, он встретил свою 81-ю весну. О нем не раз писали в нашей кирсановской прессе. Но так получалось, что более освещалась та часть жизни, очевидцами которой мы все были. О нем писали как о директоре школы, как о человеке, есть воспоминания его коллег, друзей, учеников. А мне захотелось восполнить пробел и поведать о его корнях и истоках, рассказать о сложных перипетиях его жизни, о том, что в нашей русской действительности зовется судьбой. А была она у него отнюдь не легкой.
Возьму за точку отсчета год 1957-й и попробую воссоздать картину жизни семьи Василия Федоровича до этой даты и после нее.
    В апреле 1957 года в дом Каравичевых пришел служебный конверт, в нем находилась справка следующего содержания: "Согласно постановлению суда от 3 апреля 1957 года, решение Тройки УНКВД по Воронежской области от 15 января 1938 года в отношении Каравичева Федора Савельевича отменено и дело производством прекращено за недоказанностью вины". В виновность отца Василия Федоровича, Федора Савельевича, никто никогда не верил: ни близкие, ни жители села Отхожее, где он жил. Однако то, что отец официально 19 лет считался врагом народа, а сам он сыном врага народа, тяжким бременем лежало на его душе, не давало спокойно жить. И вот реабилитировали. Смертельная обида за Отца, за его горькую судьбу, судьбу всей семьи поднялась из глубины души, и всплыло в памяти прошлое.
Они живут большой дружной семьей в селе Отхожее Ржаксинского района Тамбовской области. Село большое, красивое. Насчитывает три с половиной тысячи человек. Около шестисот домов стоят, большей частью добротные. Отец, высокий, статный - известный в округе столяр, плотник. Работа спорится в его руках: мебель, оконные рамы, наличники выходят у него отменные. Репутацией своей Федор Савельевич дорожит: как-то однажды, выполняя заказ односельчанина, ошибся в расчетах (окопные рамы не подошли по размеру), тут же переделал их, но уже из своего материала. Все вроде бы идет, как надо: его маленькая кудрявая жена Наташа оказалась хорошей хозяйкой - все ладится у нее, и дом обихожен, н ребятишки ухоженные, а их у него четверо, и все сыновья. Кажется, совсем недавно вернулся он с русско-японской войны в родное село, увидел Наташу, и взыграло ретивое. И хотя знал он, что прочили ее родители за другого,  уговорил выйти замуж за него. А она и не противилась, и родственникам своим решительно объявила: замуж пойдет только за солдата (так все называли его тогда). Поженились, обзавелись хозяйством: и лошадь, и корова есть у них, и изба пятистенная, правда, полы в одной из комнат земляные, ну да ничего. Голова у Федора Савельевича умная, руки золотые, постоянно что-то мастерят. Вот и решил он сладить просорушку, чтоб просо и подсолнечник обмолачивать не вручную.
    Да и сын  Алексей-растет сообразительным по части механики, хороший помощник отцу. Один из родственников подключился, купили в складчину двигатель в 12 лошадиных сил, и вот уже загудела во дворе смастеренная ими машина, и полилось золотистым потоком просо. И хоть дела пошли на лад, но большую семью нужно было прокормить, одеть, обуть - не смог Федор Савельевич в
1930 году сдать нужное количество хлеба государству. А раз так, за наличие просорушки был объявлен кулаком и приговорен к трем годам лишения свободы. Отбывал срок на севере, в г.Ухта Республики Коми, добывал нефть. А без него семью его депортировали в Казахстан. Было Василию Федо¬ровичу тогда 8 лет, и хоть смутно, но помнит он события той давней поры.
   ...В доме крик, лихорадочно собираются самые необходимые вещи, потом нехитрые пожитки грузятся на телегу, туда же садятся ребятишки, мать, закутанная в платок, и под плач родственников и сердобольных соседей телега медленно трогается с родного двора. Куда? Пока никто не знает. А когда выехали за околицу, мать столкнула с телеги младшего восьмилетнего Василька и слезно просила Пелагею Савельевну (сестру мужа), чтоб оставила его у себя - не вынесет испытаний. Помнит Василий Федорович, как плакал, тянул руки вслед за отъезжающими, как вскоре скрылись из глаз его родные, и остался он на попечении двух тетушек: Пахомовой Пелагеи Савельевны и Кольцовой Анастасии Ивановны (сестры матери), в доме которых были свои дети: у одной - четверо, у другой - пятеро. Но добрый, отзывчивый, готовый на любую работу мальчик был никому не в тягость. Три дол¬гих года, пока семья скиталась в Казахстане, жил он у своих родственников и благодарен им до сих пор за это безмерно. Он бегал по родному селу, где его беззлобно прозвали "вражонком" (сын врага народа), играл со сверстниками, но иногда, подходя к родному дому с заколоченными окнами, который начали потихоньку разламывать, горько в безутешно плакал. В тридцать третьем вернулся из заключения отец. Фотография того времени запечатлела постаревшего 58-летнего, много испытавшего человека с горьким взглядом. Вскоре вернулась из Казахстана и вся семья. Дружно взялись за работу, восстановили полуразрушенный дом и зажили, надеясь провести оставшиеся годы в мире, добре и согласии. Но лихо, выпавшее на долю их семьи, подорвало и без того хрупкое здоровье Натальи Ивановны, и в ноябре 1937 года в возрасте 54 лет она умирает от тяжелой болезни. Трудно описать горе вдовца, оставшегося с четырьмя сыновьями. Но надо было жить, ставить детей на ноги. Однако сделать это ему не пришлось. Не прошло и двух месяцев, как наступило 2 января 1938 года - день, который помнит Василий Федорович до сих пор.
    Этот день выдался неудачным с самого начала. Долго мучился с хлебом, который выпекал сам, старший брат Михаил. Тесто расползалось, хотя делал все как всегда. Отец давал советы, брат подмешивал муки, кое-как хлеб был посажен в печь, а когда вынули его, развалился на кусочки, что издавна на селе считалось плохой приметой. Вечером Василий - было ему тогда 14 лет - гулял по улице, время от времени поглядывая на родной дом. Там горел свет - можно было не торопиться. Но свет все горел и горел, и ощущение беды вдруг прихлынуло к сердцу. Второпях прибежал домой, братья сообщили горестную весть: отца арестовали. Никто не знал, за что. И лишь после войны на запрос, посланный Василием Федоровичем, ему придет ответ, что отец осужден как враг народа и отправлен по месту заключения без права переписки. Места заключения, как оказалось позже, и не было, и писем ждать было не от кого. В домашнем архиве Василия Федоровича хранятся три свидетельства о смерти его отца. В первом (1957г.) и во втором (1962 г.) сообщается о том, что причина смерти отца - инфаркт миокарда, который настиг его, как указывалось в документах (в одном - в 1938 году, в другом - в 1940 году). И только в 1990 году стала известна истинная причина (об этом гласят третий документ): Каравичев Федор Савельевич был расстрелян в Борисоглебске 4 февраля 1938 года, то есть спустя месяц после ареста. Обвинение было предъявлено ложное, никто доказывать его не собирался, расстреляли безвинного человека, оставив на произвол судьбы четверых его сыновей-сирот.Сколько знаю Василия Федоровича (без малого 30 лет), не перестаю удивляться его жизненной стойкости, незлобивости и желанию, вопреки всему, строить жизнь свою, своей семьи по законам чести и совести, быть гражданином своей страны, убежденным ее патриотом, несмотря ни на что. Ученикам своим часто рассказываю о нем, приводя в пример то, как он строил свою жизнь, как добился в ней всего сам, стараясь заглушить обиды. А их у него по воле режима, сломавшего жизнь его семьи, было немало.
    С 1991 года в связи с постановлением признан Василий Федорович пострадавшим от политических репрессий. За этими строками - очень горькие события его жизни. Сиротское детство и отрочество, лишенное общей со всеми радости: возможности учиться и быть комсомольцем (его исключат из 8 класса Ржаксинской восьмилетней Школы как сына врага народа, не примут в комсомол по той же причине). Но он все равно будет бороться за свое место под солнцем: поступит в Тамбовское педагогическое училище имени Ушинского.
Горечь одиночества, которая тянется за ним из прошлого и будет особенно ощутима в самые важные моменты его жизни. Известие о начале войны, дорогами которой он пройдет до самого Берлина, застанет его в родном селе студентом-второкурсником. Решение идти на войну, прибавив себе год, он примет самостоятельно. И некому провожать его, как некому и встречать, когда он инвалидом II группы, с орденами и медалями вернется в свое село (братьев тоже не было в этот момент: Петр погиб на фронте, Алексей  в стройотряде, Михаил еще воевал). Но он все равно будет стучать в окна заколоченного родительского дома, надеясь на чудо. А потом безутешно рыдать в кругу собравшихся за столом родственников и соседей, еще и еще раз осознавая, как тяжело жить на этом свете, когда тебя никто не ждет, а каждый из собравшихся, глядя на него, живого, жалеет своих, не вернувшихся с войны. И именно тогда он решит добиться признания на этой земле. Закончит педагогическое училище, а затем и педагогический институт, по окончании которого его направят в Кирсанов директором самой известной школы города - 1-й, а потом освободят от занимаемой должности ( опять припомнят отца). Но теперь он уже не будет плакать. Он построит свой дом, обзаведется семьей, вырастит достойных сыновей и все-таки станет директором. Но только уже другой, 85-й железнодорожной, директором, которым до сих пор по праву гордятся его ученики, их родители, да и все жители города, заслуженным учителем школы РСФСР, почетным жителем города Кирсанова.
    Его сыновья, живя далеко от него (один в Москве, другой в Америке), знают, что у них на этой земле есть родной дом, где на самом видном месте висит их фотография и где всегда ждет любящий отец, человек очень нелегкой судьбы.
 
 Газета
"Наш Кирсанов"
20 августа 2003 года                                                                                    Автор Н.Бурякова учитель ср.шк. №1